21:05 

Как велит обычай

Стальнокрылая
Язык мой - меч мой.
Название: Как велит обычай
Автор: Стальнокрылая
Фэндом: Naruto
Пэйринг или персонажи: Мадара/Хаширама
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Стёб
Размещение: где угодно, но меня уведомите, пожалуйста
Дисклеймер: Кисимото
Размер: Мини
Статус: в процессе
Предупреждение: размещён на Фикбуке на моём профиле, так что не сомневайтесь - это моё
Описание: Главами кланов подписывается договор о перемирии. Хаширама Сенджу выдвигает Мадаре неожиданные условия.

Мадара неторопливо шагал по улице в направлении дома Сенджу. Он не опаздывал, и потому мог спокойно насладиться прогулкой, если поход к Хашираме можно было назвать прогулкой, но сегодня было тихо, и ему, Мадаре, нечего опасаться - все знали, что сегодня состоится подписание мира между двумя кланами. Поэтому встречные из клана Сенджу не летели с оружием наперевес на Учиху, как это случилось бы раньше, а, хоть и недовольно, но здоровались с Мадарой.

Дойдя до дома Хаширамы, утопающем в зелени, Мадара взошёл на крыльцо и постучался. Дверь ему открыли почти сразу - на пороге стоял улыбающийся во весь рот глава клана. На нём была одета обычная форма шиноби - тёмная рубаха и тёмные брюки, но без доспехов. Сам же Мадара доспехов тоже не одел, но прихватил с собой оружие - мало ли что может произойти в стане врага, пусть он и идёт подписывать мир с лесным кланом.

- Мадара, здравствуй, проходи, - с интересом осмотрев Учиху, Хаширама сделал приглашающий жест рукой, чтобы гость зашёл в дом, и покосился на гумбай за его спиной и катану на поясе. - Ты что же, думаешь, что я на тебя нападу?

- Здравствуй, Хаширама. Да так, на всякий случай, - ответил Мадара, проходя в дом.

- В своём доме? - покачал головой Сенджу-старший, закрывая дверь, и тут же широко улыбнулся: - Но я в любом случае рад, что ты не передумал!

- Не замечал, чтобы у меня когда-нибудь было семь пятниц на неделе! - сверкнул глазами Мадара. - Я постоянен в своих решениях!

- Всё-всё, - замахал руками Хаширама и показал на одну из комнат. - Знаю. Пройдём?

Учиха кивнул и прошёл в предложенное помещение. Сенджу последовал за ним.

Мадара огляделся. В комнате стоял стол и два стула, больше из обстановки ничего не присутствовало, кроме небольшой тумбочки в углу. Светлые сёдзи с нарисованным бамбуком придавали комнате умиротворяющий вид. Раздвинутые, они открывали вид на прекрасный зелёный сад.

- Всё можешь положить туда, - показал Мадаре на место у тумбочки Хаширама и в ответ на его вопросительный взгляд пояснил: - Оружие.

Главный Учиха недоверчиво посмотрел на него, но всё же послушался. Когда он сложил оружие на пол, Хаширама, показывая ему на стулья, произнёс:

- Присаживайся.

Мадара приблизился к столу и заметил, что на нём лежат два свитка, кисточки для краски и стоит баночка с самой краской.

- Это договор. Ознакомься, здесь всё написано так, как мы договаривались. Если что-то не так, скажи, и мы перепишем его заново, - старший Сенджу придвинул к Мадаре, уже усевшемуся за стол, свитки.

Глава Учих принялся подробно изучать договор. Он прочитал его с одной стороны, посмотрел, не написано ли чего с другой, пристально осмотрел его, ища, не написано ли что мелким почерком где-нибудь. Скосив глаза на Хашираму, сидевшего рядом и терпеливо ждущего, когда тот изучит договор со всех сторон, Мадара с некоторым для себя разочарованием заметил, что у того на лице не написано даже тени раздражения. Разглядев оба свитка в мельчайших подробностях, и даже осмотрев их шаринганом для верности, Мадара пришёл к выводу, что договор можно подписать.

- Вот и прекрасно! - радовался Хаширама, с нескрываемым удовольствием наблюдая, как сохнет краска их с главой клана Учих подписей.

Мадара встал из-за стола, взял свою копию договора и со свитком направился к углу, где оставил оружие. Хаширама увидел это и произнёс:

- Ты куда, Мадара? Это же ещё не всё.

Учиха удивлённо приподнял бровь и повернулся к старшему Сенджу:

- Как это так не всё? А что ещё надо?

Хаширама замялся:

- Ну, понимаешь... В нашем клане принято, что если заключаешь мирный договор с каким-либо кланом, то тогда главы кланов... должны переспать...

- Что сделать? - тихо спросил Мадара, его глаза расширились от удивления, и Учиха решил, что, может быть, ослышался.

- Это... это... В общем, мы с тобой должны, э-э-э... совокупиться, - пояснил Хаширама, пытаясь смотреть ему в глаза, продолжающие хлопать длинными чёрными ресницами.

Мадара впал в некоторое замешательство, а, через несколько мгновений очнувшись, возопил:

- Грёбаные извращенцы Сенджу! Так и знал, что этим закончится! Не зря я о вас такое слышал!

Хаширама спокойно смотрел на негодующего Мадару:

- Извини, что сразу не предупредил, но ты бы не согласился.

- Конечно, я бы не согласился бы! - воскликнул Учиха, уперев руки в бока.

- Видишь теперь? Так дело не пойдёт, - Сенджу внимательно рассматривал его. - Договор без этого не имеет никакой силы. Так что мы с тобой должны...

- Хаши, ты в своём уме?! - заорал Мадара ещё громче. - Я не буду с тобой этого делать. Чтобы я, Учиха...

- Но так положено. Иначе продолжится война. Что я скажу своему клану?

- Так у вас ещё и все об этом знают? - глава клана Учих опешил. - Ну, знаешь ли...

- Конечно, знают. И что я им скажу? - старший Сенджу вопросительно смотрел на Учиху.

В комнате повисла напряжённая тишина.

- Тогда скажешь, что всё было, так и быть, - спустя минуту раздумий, мрачно ответил Мадара.

- Нет, это не то, - возразил Хаширама. - Я не могу обмануть свой клан.

- Не знаю, что ты можешь, а что не можешь, но я не собираюсь ложиться под тебя! - воскликнул Мадара.

- Ну, давай я под тебя, - немного подумав и кивнув своим собственным мыслям, ответил Сенджу, расплывшись в лучезарной улыбке.

- Я не согласен! - сложил руки на груди Учиха.

- Ах, вот как, - покачал головой Хаширама. - Я тогда выйду к своему клану, покажу всем договор и скажу, что ты отказался. Все скажут: вот Мадара Учиха, подписать договор может, и всё на этом, а сделать что-то ради мира - так это он даже и не собирается!

- Ты!.. Да ты! - Мадара не находил слов от возмущения.

- А когда твой клан узнает, что ты не подписал мирный договор, они все обрадуются? Скажут: "Мадаре-сану опять что-то не нравится, а мы должны дальше кровь проливать за это". Тебе самому-то их не жалко? Все уже измотанные войной, я что, не видел?

У главы клана Учих снова пронеслись перед глазами лица уставших, израненных воинов клана, истерзанные горем лица их матерей, сестёр, жён, на него снова нахлынуло то же неприятное чувство, которое появилось, и когда он стоял утром перед кланом и не знал, что сказать.

Мадара отвернулся и погрузился в мысли. Хаширама, получив возможность разглядывать Учиху со спины, ждал, что тот решит. А посмотреть было на что. Красивая безупречная осанка, тонкие запястья рук, одной из которых он подпёр подбородок, оперев её локтем на другую, почти белая кожа, стройные ноги, которые невозможно было скрыть под неширокими брюками и длинные жёсткие чёрные волосы, спадающие прямо до привлекательной задницы и топорщащиеся во все стороны. "Хочу", - пронеслось в голове у главного Сенджу, так же, как и когда он вообще видел Учиху.

- Я согласен, хорошо, - произнёс Мадара, повернувшись обратно к Хашираме и улавливая его вожделеющий взгляд.

- Вот и прекрасно! - счастливо улыбнулся старший Сенджу, закрыл сёдзи, отчего в комнате стало несколько сумрачно, хоть и было всё видно, затем откуда-то быстро достал футон, расстелил его на полу и уселся на него, оперевшись на руки.

Мадара неуверенно подошёл поближе и остановился. Хаширама посмотрел на него, а потом спросил:

- Ну, давай?

Учиха, недоумённо разглядывая старшего Сенджу, поинтересовался:

- Э-э-э, а как?

Хаширама перевёл взгляд с лица Мадары на его пах и, поняв в чём дело, задумчиво проговорил:

- Да ты совсем не возбуждён.

- Как видишь, не стоит на тебя! - ядовито произнёс Мадара, глядя на Сенджу сверху вниз.

- А знаешь, я тебе помогу, - решил Хаширама и поднялся. Мадара не успел опомниться, как сильные руки обвили его за талию, а тёплое дыхание обдало ухо.

- Ты чего творишь?! - он попытался вырваться, но Хаширама держал крепко.

- Стараюсь тебя возбудить, - язык обвёл ухо Учихи, и он перестал дёргаться, остался просто стоять, настороженно поглядывая на Сенджу-старшего в ожидании, что тот будет делать дальше.

Тёплые губы Сенджу поцеловали щёку главного Учихи, спустились на изящную шею и стали её исследовать, чему не препятствовал широкий воротник, а руки Хаширамы начали мягко поглаживать Мадару по спине. Тот стоял, замерев, пытаясь понять, что сейчас чувствует. Хаширама провёл языком по его сильно выступающим ключицам, понимая, что Мадара не пытается отстраниться. Глава Сенджу отвёл волосы Мадары с шеи и нежно поцеловал прежде закрытый ими участок кожи.

- Ах-х... М-м-м...

Глава Учих прикрыл глаза, наклонил голову набок, подставляясь под поцелуи, и обнял Сенджу, прижав его ближе к себе, не осознавая, что делает. "Вот я и нашёл твоё слабое место", - не без удовольствия подумал Хаширама, продолжая ласкать шею Учихи и отмечая, что тот стал дышать чаще. Хаширама с наслаждением вдохнул его запах.

- М-м-м, лаванда, - тихо произнёс он и принялся снова целовать Мадару.

- Что? - главный Учиха удивлённо уставился на Сенджу.

- Говорю, лавандой пахнешь, - ответил Хаширама.

- Всё-то ты учуешь, извращенец, - пробормотал Мадара, не выпуская Сенджу из объятий.

- А мне нравится, - Хаширама зарылся носом в густые чёрные волосы Учихи.

- Это шампунь просто, - буркнул Мадара. - Давай уже быстрей.

- Быстрей? - оживился Хаширама и тотчас же запустил руки главе клана Учих под одежду.

Настырные пальцы нежно погладили живот, мимоходом очертили пресс, пробежали до груди.

- Куда ты лезешь? - удивлённо поинтересовался Мадара. - Ах!.. О-о-х...

Сенджу-старший нащупал соски и теперь играл с ними пальцами. Гладил, слегка выкручивал, оттягивал, посмеиваясь Мадаре в ухо и водя за ним языком. Главный Учиха вцепился в его одежду и еле слышно постанывал.

Через некоторое время Мадара почувствовал, как одна из рук опустилась на его бедро, а другая на ягодицы. Хаширама гладил желанное тело медленно, наслаждаясь Учихой, и тот осознавал, что эти умелые ласки приятны не только главе Сенджу. Внезапно Мадара ощутил, как эти столь волнующие прикосновения достигли его паха.

- Нет. Не трогай! - он увернулся от рук Хаширамы в сторону, так, чтобы убрать их от самого интимного места.

- Но почему? - удивлённо взглянул на него старший Сенджу.

- Да тебе самому не противно?! - воскликнул Мадара, уперев руки в бока.

- Нет, - Хаширама помотал головой из стороны в сторону. - Я давно хотел с тобой... этим заняться. И я мог бы не руками, а языком...

- Ты извращенец! - заорал Мадара. - Давно он, оказывается, хотел! Убери от меня руки!

Глава клана Сенджу, не слушая его, встал перед Учихой на колени и притянул его к себе.

- Я же тебе сказал - не трогай! - возмутился Мадара.

- А я и не буду, - спокойно ответил Хаширама и провёл руками по его бёдрам.

- Ты это чего задумал? - с подозрением спросил глава клана Учиха.

- Расслабься, - улыбнулся Хаширама.

Подняв одежду Мадары, Сенджу полюбовался на его живот, под белой кожей которого виднелись крепкие мышцы, и приник к нему губами. Он целовал нежную кожу, водил по ней языком, не пропуская ни одного кубика пресса, медленно поглаживая пальцами поясницу Учихи, за которую его держал. Мадара крепко ухватился за его плечи и, закрыв глаза, наслаждался ласками. Внизу живота Учихи появилось томительное чувство, вызванное прикосновениями мягких губ Хаширамы. Негромкие стоны главного Учихи пробуждали в Хашираме похожие ощущения, поэтому он, обведя языком пупок, от чего Мадара охнул и сильнее сжал пальцы на плечах Сенджу-старшего, спустился дорожкой из поцелуев до брюк. Остановившись там, Хаширама принялся выписывать замысловатые узоры по низу живота главы клана Учих языком. Стоны Мадары стали громче, но он уже не обращал на них внимания, поглощённый тем, что делал старший Сенджу. В голове Учихи крутились мысли, что это ненормально, но тело просило ещё.

Хаширама медленно провёл кончиком языка по белой коже вдоль линии брюк.

- М-м-м... Перестань...

Мадара, не выдержав, застонал в голос. Сенджу-старший отстранился и первое, что он увидел - натянувшиеся брюки на возбуждённом достоинстве Учихи. Довольно усмехнувшись, он поднял голову и посмотрел Мадаре в глаза. Абсолютно чёрные, в слегка затемнённой комнате глаза главного Учихи выглядели мистически. Сенджу заметил, что на их дне полыхало что-то манящее, инстинктивное, а на щеках появился румянец, но Мадара хорошо держал себя в руках и не показывал эмоций, которые бушевали у него внутри.

Хаширама, не отводя взгляда от лица Учихи, поинтересовался:

- Точно не надо? Ты в этом уверен?

Он кивнул на его пах.

- Уверен, - произнёс Мадара и пробурчал: - И откуда только знаешь, как что делать?

- А я такой! - Сенджу выразительно повёл плечом, всё так же глядя на него.

- Чего?! - воскликнул Мадара. - Значит, тебе это всё доставляет удовольствие?!

- Несравненное, - радостно улыбнулся глава клана Сенджу.

- Да ты просто скотина! - возмущённо покачал головой Мадара.

- Так, всё, хватит, давай делом заниматься, - Хаширама, встав, начал расстёгивать одежду Учихи, шепча ему на ухо: - А то мне уже не терпится. Да и тебе тоже.

Он был прав. Мадаре действительно не терпелось. А всё этот чёртов Сенджу с его обычаями и на удивление умелым языком. Ошеломлённый неожиданной информацией, Учиха очнулся только тогда, когда синяя рубаха со знаком Учих повисла на его локтях:

- А это ещё зачем?

- О, я думал, ты знаешь, Мадара, что для того, чтобы это делать, необходимо раздеваться, - одежда Учихи всё же была снята с его рук и отброшена в сторону Хаширамой.

- А я не хочу раздеваться полностью, - ответил Мадара. - Давай всё по-быстрому.

- Ладно, - Сенджу не стал настаивать, хотя и хотелось снять с главы Учих остальную одежду, и начал раздеваться сам, потихоньку разглядывая его статную фигуру.

- Ну, всё, - он встал на четвереньки спиной к главному Учихе. - Начинай. И ещё - смазку можешь взять там, на верхней полке.

Мадара посмотрел туда, куда указывал глава Сенджу - на тумбочку. Приблизившись к ней, он достал, как и сказал Хаширама, с верхней полки небольшую баночку. Покрутив её в руках, Мадара взглянул на старшего Сенджу:

- А ты подготовился, извращенец.

Хаширама ничего не ответил, только улыбнулся, и Учиха вернулся обратно. Присев за Сенджу на колени, он поинтересовался:

- Тебя сильно растягивать или не очень?

- Не надо особенно, я уже немного привыкший, - отозвался Хаширама.

- Так ты уже, - произнёс Мадара. - Ясно.

Главный Учиха принялся стягивать со своих рук чёрные перчатки. Сначала дёрнул их за каждый палец, затем, потянув одну, потом другую за средний палец, снял совсем. Даже еле справляясь с желанием всё сдёрнуть и взять Сенджу безо всяких церемоний, он так изящно это делал, что Хаширама, который обернулся посмотреть, что делает Мадара, чуть не кончил от одной этой картины. "Что же ты вытворяешь со мной, Мадара!"

Когда тонкие пальцы Учихи в прохладной смазке проскользнули внутрь, Сенджу-старший выгнул спину и застонал:

- Мадара, а-а-ах, глубже...

Глава Учих выполнил просьбу и продвинул их глубже, а потом развёл в стороны. Хаширама застонал вновь:

- Ещё...м-м-м...

Подвигав пальцами в теле Сенджу, Мадара вынул их, видя, что тот уже готов к большему. Он развязал брюки и спустил их до колен. Хаширама обернулся.

- Ого, а мне нравится, - протянул он, восхищённо разглядывая достоинство Учихи и оставаясь довольным его размерами. - Я рад, что ты пошёл до конца.

- С тобой не пойдёшь! - ответил Мадара. - До чего меня довёл. Радуйся!

Смазкой он смазал и свой член, а затем, положив руки Сенджу на поясницу, приставил головку ко входу и остановился. Хаширама попытался расслабиться. Подождав несколько секунд и собравшись с духом, главный Учиха двинул бёдрами вперёд и вошёл в жаждущее его тело. Хаширама застонал и уткнулся лбом в футон.

Мадара почувствовал, что внутри главы Сенджу тепло и тесно, и как стенки мышц сжимают его возбуждённый орган, распаляя желание ещё больше. Учиха сделал движение назад, а потом тут же подался вперёд. Хаширама вновь издал стон:

- А-а-ах...

Мадара стал двигаться ритмично, но не быстро, наслаждаясь каждым движением и сосредоточившись на ощущениях. Они были непривычны, но что глава клана Учих знал точно - что, они ему явно нравились. Хаширама стонал, комкая в кулаках простыню.

Через несколько минут Сенджу, понимая, что никакого толку от того, что сейчас делал Мадара, не будет, решил попросить:

- Мадара... м-м, ах... а ты мне не поможешь?

Тот, не понимая, что хочет от него Сенджу-старший, переспросил:

- В чём? - и, тут же сообразив, воскликнул: - Что? Нет, я не прикоснусь, сам давай, если надо!

Но помогать себе рукой в таком положении Хашираме было не очень удобно, поэтому он не стал даже пытаться. Глава Сенджу повернул голову и тихо спросил:

- Может, хоть поцелуешь?

Мадара остановился. Он возмущённо взглянул на Хашираму и прошипел:

- Слушай, Сенджу, мне любовью с тобой заняться или трахнуть всего лишь?!

- Ну, я бы не отказался от первого, - улыбнулся старший Сенджу. - И так положено.

- Может, хватит уже?! - вспылил Мадара. - Я прямо сейчас уйду!

- Нет, ты должен сделать так, чтобы мне было приятно, иначе договор будет недействительным, - произнёс Хаширама и усмехнулся: - И куда ты пойдёшь, такой неудовлетворённый?

Учиха поморщился, но вынужден был признать, что тот прав - его тело на данный момент требовало определённого наслаждения, а Сенджу мог ему его дать. Мадара вновь оглядел Хашираму - мускулистое, гибкое, загорелое тело Сенджу-старшего просто жаждало его каждой своей клеточкой. Хаширама немного наклонил голову, и его длинные тёмно-каштановые волосы свесились с плеч вниз, открывая Мадаре красивую спину Сенджу. Это совершенство перед ним ждало только его действий. Внутри у Учихи вспыхнуло желание и с новой силой разлилось по телу, которое словно загорелось от этого чувства.

Мадара положил ладони на ягодицы Хаширамы, затем прошёлся ими до талии. Медленно провёл рукой по всей длине позвоночника вниз. А потом, немного поменяв угол вхождения, начал медленно двигаться. Хаширама тихо стонал, но большей реакции от него снова не последовало.

Тогда Учиха наклонился вперёд, касаясь грудью лопаток главы клана Сенджу, и, оперевшись руками по обе стороны от Хаширамы, попробовал двигаться в этой позе. Она оказалась удачной, и он почти сразу попал головкой по простате. Хаширама, издав громкий стон, прогнулся в спине и подался назад, навстречу Мадаре:

- Ох, м-м-м...

Видя, что ему удалось найти нужную позу, Учиха принялся двигаться быстрее. От резких толчков его волосы сползли вперёд, и теперь щекотали спину и бока Сенджу, доставляя тому ещё большее удовольствие. Хаширама чувствовал, как разгорячённое тело Мадары трётся о его собственное, тяжёлое дыхание Учихи над своим ухом, его стоны, и вскрикивал от каждого его движения.

- А-а-х... ещё, Мадара, ещё! О, о-о-о...

Сильнее ускоряя темп, главный Учиха чувствал, как его член обхватывает кольцо тугих мыщц, как двигается Хаширама в унисон с ним, и понимал, что надолго его не хватит. В ответ на протяжные стоны главы лесного клана, он проворчал:

- Да когда же ты кончишь, сволочь!

Хаширама мотнул головой:

- О-о-о...

Они уже не сдерживались и почти кричали в голос. Вдруг Хаширама запрокинул голову, выгнулся и кончил с громким стоном:

- А-а-ах... М-Мадара-а!

Учиха ощутил, как стенки входа Сенджу, сокращаясь, сжимают его орган, и, не выдержав, тоже излился прямо в Хашираму, прижав его одной рукой к себе:

- М-м... о-ох...

Они ещё некоторое время так и оставались стоять, приходя в себя после накрывшего их обоих наслаждения: главный Сенджу - опираясь на футон дрожащими руками, а Мадара - склонившись над ним, всё ещё обнимая Хашираму.

Когда они отдышались, Мадара вышел из старшего Сенджу, а тот выпрямился. Они уже собирались одеваться.

Неожиданно дверь открылась и на пороге возник Тобирама. Он пристально оглядел присутствующих, их лежащую на полу одежду и поинтересовался:

- Что здесь происходит?

@темы: фанфик, Хаширама, Учиха, Сенджу, Мадара/Хаширама, Мадара, humor

   

Союз Веера и Вилки

главная