Стальнокрылая
Язык мой - меч мой.
Название: Не в своей тарелке
Автор: Стальнокрылая
Фэндом: Naruto
Пэйринг или персонажи: Мадара/окружающие
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Флафф, Юмор, Стёб
Предупреждения: ООС, ОМП
Размещение: где угодно, но меня уведомите, пожалуйста
Дисклеймер: Кисимото
Размер: Мини
Статус: в процессе
Предупреждение: размещён на Фикбуке на моём профиле, так что не сомневайтесь - это моё
Описание: Хаширама недоволен поведением Мадары, но тому хоть бы хны. Хокаге неудобно за друга, а в довершение всего они попадают в щекотливую ситуацию, из которой вместе спешно ищут выход.

Солнце, близко подошедшее к горизонту, предвещало скорое наступление ночи. По вечерней улице Конохи шли двое. Переговариваясь о чём-то своём, они неспешно шагали по направлению к небольшому ресторанчику, чтобы пропустить там чашечку-другую саке за дружеской беседой. Один из них, Мадара Учиха, - не очень высокий и худощавый длинноволосый мужчина - вёл себя весьма подвижно: походка его привлекала внимание всех прохожих на оживлённой улице, и ему это нравилось, качая бёдрами и крутя задницей, он вызывал похотливые взгляды у некоторых мужчин, при этом ещё и одаривая представителей своего пола игривым взглядом чёрных глаз, он окончательно направлял мысли попавшегося на его флирт ниже пояса, одновременно успевая разговаривать со своим спутником. Второй, Хаширама Сенджу, - повыше ростом и, в отличие от своего изящного друга, пошире в плечах, тоже с длинными волосами, но не такими, как у Учихи, - шёл спокойно, говоря мало и морщась от поведения Мадары, идти рядом с которым ему было неудобно, он отвечал на приветствия прохожих "Здравствуйте, Хокаге-сама!" кивком и сдержанным: "Здравствуйте".

Хаширама не пытался делать замечания Учихе, хотя и хотелось очень. Но он помнил, что в прошлый раз его упрёки действия не возымели никакого.

***

Тремя днями ранее Сенджу решил серьёзно поговорить с Учихой. Послав за ним, Хаширама сидел в кабинете, и, когда он пришёл, дождавшись, пока Мадара закроет дверь, озвучил это намерение.

- Ну, говори, - мурлыкнул Мадара, и картинно подбоченившись, слегка наклонил голову набок, заинтересованно глядя на Хокаге.

Тот встал из-за стола и, отвернувшись, подошёл к окну, разглядывая пейзаж, сложив руки на груди и раздумывая, с чего начать.

- Хаширама, скажи же что-нибудь, - нарушил установившуюся тишину Мадара и перешёл на полушёпот с придыханием: - Я весь горю желанием... - затем Учиха продолжил уже обычным голосом: - ...узнать, зачем же ты меня вызвал.

- О твоём поведении поговорить! - резко повернулся к нему Сенджу, сверля друга взглядом. - Ты как себя ведёшь?! Постыдился бы людей!

- А что такого я делаю? - с наивным видом поинтересовался Мадара, хотя сразу понял, о чём Хаширама ведёт речь.

- Не делай вид, что не понимаешь! Твоё поведение выходит далеко за рамки приличий! Что за походка?! Что за манеры?! Ты хоть знаешь, что о тебе в деревне говорят?! - возмущённо произнёс Сенджу.

- Знаю. И всё, что говорят, - правда, - довольно кивнул Учиха.

- Так, значит, правда! И ты так спокойно об этом говоришь?! Ещё не всех в Конохе собрал?! Прекрати это немедленно, - потребовал Хаширама, глядя Мадаре в глаза.

- Не злись, Хаширама. Зачем так нервничать? И я не могу остановиться, ты уж извини. Такая у меня страстная натура, - развёл руками глава клана Учиха.

- Да ты знаешь, что за то, что ты себя так ведёшь, как тебя прозвали?!

"...шалава", - крутилось в памяти Хокаге, но озвучить это слово, услышанное в деревне, вслух он не решился.

- М-м-м, знаю, слышал, - вновь кивнул Мадара. - И что же тебя напрягает?

Хаширама не выдержал:

- То, что ты мой друг! И мне это было бы ничего, но я Хокаге! И твоё поведение влияет на мою репутацию! Как может друг Хокаге быть таким?

- О, так вот в чём дело. В таком случае я могу быть и не другом, - лукаво взглянул на Хокаге Мадара. Он изящным движением руки отбросил прядь угольно-чёрных волос с лица и пошловато улыбнулся.

Ошарашенный Хаширама открыл рот, не сообразив сразу, что сказать Учихе на такое предложение.

- Ты понимаешь, что говоришь? - наконец спросил Сенджу.

- Понимаю, - ответил Мадара, хитро прищурившись. - И я не только говорить умею.

- Что за намёки?! У меня же Мито есть! - воскликнул глава клана Сенджу.

- И что? - пожал плечами Мадара. - Вот если бы ты с женщиной, тогда да, я понимаю, это измена! А если со мной - ничего страшного. Это же я! Да и твоя жена меня знает.

- Как ты вообще можешь мне такое предлагать?! - опешил Хокаге. - До чего дошёл уже!

- Всё-всё, я понял, не хочешь, - замахал руками Учиха, улыбаясь. - А зря ты так! Тебе бы понравилось!

- Ну, знаешь ли, это уже слишком, - покачал головой Сенджу. - Больше мне это не предлагай!

- Ты не хочешь мне ещё что-нибудь сказать? - спросил Мадара. - А то меня ждут.

- Это всё, иди, Мадара, - отрицательно качнул головой Хаширама, и Учиха, виляя задницей, вышел из кабинета Хокаге.

"Догадываюсь, зачем тебя ждут", - подумал Сенджу и вновь сел за стол.

***

И теперь, идя рядом с ним, он заставлял себя не думать о том, как ведёт себя его друг, хотя это было трудно. Хаширама даже один раз сорвался:

- Мадара, ты можешь хотя бы в людном месте рядом со мной вести себя посдержанней?

- Хаширама, расслабься, - беззаботно ответил Учиха, кокетливо посылая кому-то воздушный поцелуй. - Ничего же особенного я не делаю.

Хокаге вздохнул и, ничего не ответив, продолжил путь. Мадара, пожав плечами, пошёл рядом, строя глазки прохожим направо и налево.

Добравшись до ресторанчика, друзья подошли к двери. Мадара шёл первым. Дверь открылась, и из-за неё вышел молодой мужчина. Увидев, кто перед ним, он придержал дверь. Мадара, произнеся в его адрес: "Привет!" и состроив глазки и ему, уже хотел перешагнуть через порог. Мужчина, дождавшись, пока тот отвернётся, моментально с удовольствием хлопнул Учиху по заднице. Хаширама остановился и во все глаза глядел на происходящее. Мадара, издав "Ой!", повернулся к мужчине. Тот, наклонившись к его уху, негромко, но так, что Сенджу слышал, проговорил низким приятным голосом:

- Мадара, приходи сегодня.

- Предложение заманчивое, - Мадара расплылся в улыбке, - и я над ним подумаю. Но я у тебя вчера был.

- А я ещё хочу, - заявил мужчина.

- Уж не знаю, не знаю, - прищурился Учиха. - Может быть, и зайду, а может, нет.

Мадара, взглянув на мужчину ещё раз, вошёл внутрь помещения. Тот, проводив его жадным взглядом, повернулся, чтобы уйти и увидел Хашираму. Поздоровавшись с Хокаге, на что тот ответил, он направился куда-то вдоль улицы. Взглянув ему вслед, Хаширама проследовал за другом, уже ждавшим его внутри.

Зайдя, Учиха и Сенджу расположились за столиком у стены и заказали саке. Им быстро принесли заказ, и друзья продолжили разговор, изредка отпивая напиток из гуиноми (небольшие чашечки для саке - Прим. авт.).

Через некоторое время Хаширама заметил, что его спутник бросает заинтересованные взгляды в сторону. Посмотрев туда же, он увидел за соседним столиком молодого светловолосого парня с красивыми чертами лица, одетого в форменную одежду ниндзя. Блондин сидел один и тоже с интересом посматривал на Мадару светло-карими глазами, а увидев, что на него смотрит Хаширама, поспешил поздороваться:

- Здравствуйте, Хокаге-сама.

- Здравствуй, - кивнул тот.

Сенджу узнал парня, повернулся обратно к Учихе и, увидев, как тот не стесняясь, разглядывает молодого человека, со вздохом поинтересовался:

- Что, опять?

- Хаширама, - улыбаясь, произнёс Мадара, - посмотри, какой он симпатичный.

И Учиха, ничуть не смущаясь, стрельнул глазами в парня, а тот ответил ему тем же.

- Мадара, мы же в общественном месте, - укоризненно покачал головой Хаширама.

- И что же? - спросил Мадара. - Ты лучше расскажи мне, кто это.

- Его зовут Митсуо Танигути, недавно получил джонина, - ответил Сенджу другу.

- А, так я думаю, где-то я его видел, вот оно что, - кивнул Учиха. - На вручении, оказывается.

Продолжая беседу с другом, Хаширама отметил, что Мадара поглядывал в сторону Митсуо, тот тоже смотрел на главу клана Учиха. Наконец Мадара пристально уставился на парня. Тот кивнул. Учиха встал из-за стола и негромко спросил Сенджу:

- Ты разрешишь мне отлучиться?

- Да делай ты, что хочешь, Мадара. Тебя не исправить, - махнул рукой Хокаге.

Мадара довольно улыбнулся и направился к Танигути. Шёл он небыстро, плавно покачивая бёдрами и не сводя взгляда с парня. Подойдя, он вплотную приблизился к нему, наклонился близко к его лицу и, внимательно вглядываясь в его глаза, полушёпотом спросил:

- И как же зовут такого красавца?

Парень, глядя в глаза Учихе, ответил:

- Митсуо, Мадара-сан.

- Не надо никаких "-сан". Ты зови меня просто Мадарой. Ты такой красивый, Митсуо, тебе ещё никто этого не говорил? - произнёс Мадара, проведя тонкими пальцами по щеке парня.

- Говорили, - кивнул тот, блаженно прикрыв глаза от такого приятного прикосновения, и тут же опять посмотрев на Учиху.

- Правильно они говорили, - ещё тише прошептал Мадара, наклонившись ближе, обдавая ухо Танигути тёплым дыханием.

Сенджу посмотрел, как Учиха подошёл к Митсуо и наклонился над ним, но дальше разглядывать их не стал, а решил допить саке. Но, когда он через некоторое время вновь кинул взгляд на своего друга, и его взору опять предстали Учиха и молодой джонин, Хаширама обомлел. Мадара уже сидел верхом на бёдрах парня, положив руки ему на плечи, а тот, в свою очередь, положил одну свою руку на его бедро, а другую же на спину Учихи, притянув его поближе к себе, мужчины целовались, страстно, Мадара поглаживал плечи Митсуо, а тот - его спину. Затем Мадара отстранился и, приложив палец к губам парня, кокетливо произнёс, глядя на Танигути:

- О-о-о, какой горячий язычок!

Поелозив на коленях Митсуо, Мадара снова приблизился к его губам. Хокаге отвернулся от них и посмотрел в окно. По улице проходили люди, возвращавшиеся с работы после трудового дня. Небо стало темнее, чем тогда, когда они с Учихой пришли сюда, а Солнце уже зашло. Хаширама подумал о том, что пора отправляться домой.

Сенджу снова посмотрел на Мадару и Митсуо, которые продолжали целоваться, несмотря на то, что в ресторанчике было немало посетителей. На этот раз ещё более откровенно: открыв рты, бесстыже игрались языками, иногда проводя ими по губам друг друга, Мадара одной рукой поглаживал щёку парня, а потом Хаширама увидел, как другую он спустил на его грудь, отчего Митсуо часто задышал, потом ещё ниже, на живот, затем ещё ниже, и, добравшись до края футболки, залез под неё и принялся ласкать живот Танигути шаловливыми пальцами, Митсуо же, чьи ладони лежали на лопатках Учихи, принялся медленно спускать руки ниже по его спине, ниже, и ещё ниже, пока они не достигли ягодиц, на которых и остановились.

Хаширама, которому надоело наблюдать за ними, тихо окликнул друга:

- Мадара.

Учиха повёл острым плечом и еле заметно кивнул, ни на секунду не отрываясь от процесса. Сенджу, видя его реакцию, встал из-за стола и прошёл к выходу. Там он ещё раз обернулся и позвал его:

- Мадара, пойдём?

Учиха оторвался от своего занятия, полуприкрытыми от страсти глазами взглянул на Хокаге и, улыбнувшись ему, помахал рукой, а потом опять вернулся к поцелую.

Хаширама понял, что он не собирается уходить, и ждать его не надо, и вышел за дверь. На улице уже горели фонари, хоть было и не очень темно. На ясном небе не было ни одного облачка, поэтому лучи Солнца, зашедшего за горизонт, ещё освещали крыши самых высоких зданий. Лёгкий вечерний ветерок обдавал прохладой лицо Сенджу и он шёл неспешной походкой, наслаждаясь отдыхом.

Почти дойдя до своего дома, Хаширама вспомнил о том, что хотел сказать Учихе. Он забыл сообщить ему об их завтрашнем совместном походе в ближайшую деревню. Поход не нёс в себе никаких военных действий, деревня была союзницей, и потому Хокаге решил идти туда только вдвоём с другом.

Сенджу развернулся и пошёл в сторону дома главы клана Учих. Пройдя немного назад, он свернул вбок и через некоторое время вышел туда, куда ему было надо. Мадара жил один в большом двухэтажном доме, расположенном недалеко от центра Конохи. Видимо, именно этим объяснялось, почему он не очень давно переехал сюда из квартала Учих - в центре всё было рядом, под рукой, а Хокаге знал, что Мадара любит удобство, поэтому он не удивился, когда услышал об этом. Делами клана Учиха прекрасно управлял и отсюда.

Хаширама взошёл на крыльцо и уже хотел постучать в дверь, но услышал что из дома несутся звуки, издаваемые очень знакомым голосом:

- Ох... Ах... Ещё, ещё...

Сенджу опустил кулак, которым хотел стучать, и прислушался. Звуки не прекращались. Хаширама сошёл с крыльца и, бесшумно проскользнув к окну, заглянул в него.

Его взору предстала кровать, на которой находились Мадара и Митсуо. Комната была освещена, и поэтому Хокаге было видно всё происходящее. Учиха лежал на спине, закусив губу, разведя широко в стороны длинные стройные ноги и вцепившись Митсуо, нависшему над ним, в спину ногтями, чёрные жёсткие волосы разметались по белым простыням. Блондин, почти лежащий на нём, быстро двигался вперёд-назад, одновременно успевая целовать шею Мадары, громко стонущего от удовольствия и извивающегося от наслаждения под своим недавним знакомым.

Затем любовники поменяли позу - Митсуо сел, подогнув под себя колени, а Мадару, повернувшегося к нему спиной, быстрым движением усадил к себе на бёдра.

- А-а-ах... м-м-м.

Учиха запрокинул голову, прижавшись к груди парня спиной, руками водя по его бокам, а тот, схватив его за бёдра, резкими движениями продолжил двигаться в нём.

- О! О... О-о-о... м-м-м, о...

Мадара неожиданно взглянул в окно. Хаширама отпрянул в сторону от него, отойдя от оцепенения. Придя в себя после увиденного, он быстро вышел со двора Учихи. Сенджу пошёл домой, рассудив логично, что лучше он зайдёт к Мадаре утром пораньше, чтобы сказать ему о походе в деревню.

Утром Хаширама первым делом зашёл к другу. Мадару следовало предупредить заранее, чтобы он успел собраться, а самому в это время уладить некоторые дела.

Подходя к дому друга, Сенджу увидел, как открылась дверь и на пороге показались вчерашний блондин и хозяин дома. Парень был довольно высок, Мадара был ему чуть выше плеча, поэтому, для того, чтобы поцеловать Митсуо, Учиха встал на носочки и обхватил его шею руками. Тут же руки Танигути спустились ниже талии главы Учих, притянув его к джонину. Хаширама, видя эту картину, остановился у низкой изгороди дома Учихи и стал смотреть совсем в другую сторону.

На улице почти никого не было. Только редкие прохожие шли на раннюю работу. Ветер тихо шевелил зелёную листву на многочисленных деревьях, которые росли почти за каждым забором. Коноха постепенно просыпалась. Чуткое ухо ниндзя улавливало шаги в ближайших домах, где вставали люди.

Лучи утреннего Солнца осветили золотым светом блондина и Мадару, превратив волосы первого в сияющую корону на голове и заиграв бликами в глазах второго, который, оторвавшись от любовника, прищурившись от света, смотрел на него:

- Надо же, лучи, как романтично-о-о, - пропел Учиха, поворачиваясь к дневному светилу.

- Угу. Особенно рядом с тобой, - ответил тот, зарываясь носом ему в волосы. - Может, ещё?..

- Нет, ну хватит, - Мадара с лёгкой улыбкой выскользнул из рук Танигути. - Мне тоже отдыхать когда-то надо. И вообще, по такому, как ты, надо соскучиться, чтобы потом было ещё лучше.

- Ох, Мадара, - мечтательно произнёс Митсуо. - Хорошо, буду ждать, когда скажешь мне заглянуть.

Учиха ласково провёл пальцами по щеке джонина, затем притянул его ниже за воротник и что-то прошептал на ухо. Тот засмеялся:

- Да вы затейник, Мадара-сан.

- Ага, - немного прищурился тот, улыбаясь.

Когда Танигути ушёл домой, Мадара повернулся к Хашираме, разглядывающему пейзаж:

- Заходи уже, Хаши.

- А? Что? - обернулся тот и глянул на Учиху.

- Говорю, заходи, - Мадара сделал знак рукой, приглашая Хокаге в дом. - Давно уж стоишь.

- Да-да, - Сенджу поспешил зайти во двор, а затем поднялся на крыльцо. - Я тут ненадолго.

Учиха выглядел не очень сонно, но был ещё растрёпанным и в домашней одежде.

- Ты чего хотел-то?

- Мы сегодня должны выйти с тобой из Конохи в одну из ближних деревень.

- Стой. Так сегодня миссия? - Мадара удивлённо посмотрел на друга. - А чего ты вчера мне ничего не сказал?

- Забыл, - честно признался Хаширама, - а когда вспомнил, ты уже занят был.

- Ох, был, - довольно зажмурился глава Учих.

- В такую рань не спишь? - Сенджу взглянул на небо, окрасившееся в светло-голубой цвет, по которому бежали нежно-розовые облака. Солнце уже поднялось выше над горизонтом, и теперь щедро разливало свой пока не самый сильный свет по округе. Невдалеке запела птица, наполняя воздух красивыми мелодичными трелями.

- Уже не сплю. Ничто так не бодрит с утра, как утренний...

- Замолчи! - Хаширама резко повернул голову к Учихе. - Опять ты за своё.

- Ну, ладно, уж и сказать нельзя, - лукаво глядя на главу Сенджу, произнёс Мадара. - Сам не спишь.

- А я Хокаге, - ответил Хаширама. - У меня много дел. Выдвигаемся через два часа. К следующему вечеру будем там. Просто налаживание связей с деревней.

- Без меня не обойтись, - Учиха хитро блеснул чёрными глазами.

- Никак, - кивнул Сенджу. - Надо за два часа успеть уладить всё в кланах и собраться.

- Тогда не будем терять время, - рассудил Мадара и, когда Хаширама направился к выходу из двора, скрылся в доме.

***

На приёме в деревне, который начался после того, как гости приняли ванну с дороги, проходившем как праздничное застолье, Хашираму и Мадару посадили на почётные места, всячески оказывая знаки внимания. На этом приёме обсуждались, помимо житейских событий, и вполне рабочие моменты - но как бы между делом. Сенджу с радостью рассказывал главе деревни, в доме которого и проходил приём, как идут дела в деревне у него, советовал, как надо сделать, чтобы они шли лучше - так как с главой местного клана Симата и деревни давно и хорошо общался - и одновременно слушал, что происходило у собеседника, переговаривался с местными старейшинами и советниками, которые сидели рядом, поддерживал оживлённый разговор, успевая кому улыбнуться, кому кивнуть, кому что-то сказать. Мадара, сидевший рядом с ним, тоже не остался в стороне, участвуя в разговоре, но говоря реже, чем друг, всё более уделяя окружающим другое внимание. Недалеко от него сидели более молодые шиноби - юноши и девушки - по которым внимательно скользил любопытный взгляд его непроницаемо чёрных глаз. Несколько человек его действительно заинтересовали, и с двумя-тремя из них Мадара уже обменивался заинтересованными взглядами.

Учиха снова перевёл взгляд на главу деревни, о чём-то переговаривающегося с Хаширамой, и только тогда понял, что упускать такого мужчину ему не хочется. Тэмотсу был ровесником Хаширамы и Мадары или чуть старше их. Этот среднего роста сильный гибкий шиноби привлёк внимание главы Учих вызывающей восхищение грациозностью движений, конечно, не такой же как у Учих, но вполне необычной для достаточно среднего клана, и красивой внешностью. Мужчина имел тёмно-зелёные не большие, но и не маленькие глаза, довольно изящный нос, тонкие губы, которые часто растягивал в улыбке, и тогда им можно было не отрываясь любоваться, аккуратные скулы и подбородок. Волосы каштанового цвета, но немного светлее, чем у Хаширамы, были собраны в высокий хвост, доходящий до лопаток, но над ушами были выпущены две небольшие пряди. Одет в простую одежду шиноби: тёмно-фиолетовые брюки и чёрная водолазка, обтягивающая стройное сильное тело, однако сверху накинут недлинный достаточно светлый серый плащ со знаком деревни на спине, надетый для торжественного случая. Приятный тембр голоса гармонично завершал портрет Симаты.

Мадара словно заново увидел Тэмотсу. Учиха следил за ловкими движениями его рук, как мужчина улыбается, говоря о чём-то смешном Хашираме, как пролегает между бровей еле заметная складка, когда хмурится. Для начала Мадара решил постепенно перетянуть на себя внимание главы деревни. Вслушавшись в то, о чём они с Сенджу говорят, глава клана Учих с лёгкостью ввязался в разговор, поддержав тему, и, к его радости, Тэмотсу с неподдельным интересом принялся слушать Учиху. Хаширама был доволен тем, что его друг наконец-то нашёл себе хорошего собеседника, и ничего не подозревал о том, какие мысли в голове у Мадары.

Когда приём закончился, и гостям показали их комнаты, Хаширама заметил, что Мадары рядом нет. Он обеспокоенно посмотрел по сторонам, но Учиху не увидел.

- Тэмотсу, а где Мадара, ты его не видел?

- Он пошёл гулять по деревне. Сказал, что хочет посмотреть селение, так как никогда тут не был, - ответил Симата.

- Ох, ведь уже почти ночь! - Хаширама направился к выходу из дома. - А он здесь ничего не знает, ещё заблудится!

- Нет, постой, - произнёс Тэмотсу. - С ним провожатые. Пусть посмотрит деревню, что здесь такого? Я покажу ему, где он может расположиться, когда вернётся. И Мадара, кстати, интересный собеседник.

- Мадара? О, да, - кивнул главный Сенджу. - С ним всегда есть о чём поговорить. Я так рад, что вы нашли общий язык!

- С таким умным человеком трудно было бы его не найти, - улыбнулся Симата. - О, вот и твоя комната, Хаширама.

Мужчины, пожелав друг другу спокойной ночи, отправились спать.

***

На следующее утро проснувшийся и вышедший из своей комнаты Хаширама встретил в коридоре возвратившегося с ночной прогулки Мадару.

- Я так понимаю, ты уже успел с утра погулять? - поинтересовался он у Учихи, радостно улыбаясь.

- Нет, Хаши, я только пришёл. Как вчера вышел, так и не возвращался до утра.

- Ты где был всю ночь?! - тут же напустился на него Сенджу. - Так и ходил по улицам?

- Нет, что ты, - произнёс Мадара. - Я ночевал в одном доме.

- У кого ты ночевал? - спросил Хокаге. - Ты же никого здесь не знаешь.

- Новые знакомые приютили, - пояснил главный Учиха. - Я уже много кого узнал. Хорошая деревня. Мне тут нравится.

Хаширама поразился:

- Мадара, ты... ты и тут?!. Ну зачем? - Сенджу положил руку на лоб. - Ох, как неудобно-то тепе-е-ерь!

- Что неудобно? - пожал плечами Учиха. - Всё удобно. Что в этом такого?

- Мог бы и не делать этого! - Хаширама махнул рукой и пошёл к лестнице. - Хотя, что тебе говорить?..

***

В честь гостей снова был собран праздничный ужин. Так как Хаширама и Мадара уезжали на следующее утро, было решено снова устроить застолье.

Сенджу снова сидел рядом с Тэмотсу, разговаривал со всеми за столом, успевая даже что-то есть. Мадара, как и в предыдущий вечер, разглядывал присутствующих шиноби, загадочно улыбался некоторым из них, на что в ответ тоже получал выражающие симпатию улыбки. Но больше всех Учиха опять смотрел на Тэмотсу, говорил с ним, видя, что тот не против снова побеседовать, и позже подсел поближе. Постепенно их голоса становились тише, и окружающие, тоже занятые своими разговорами, почти перестали слышать, о чём они говорят.

Хаширама задержался за столом одним из самых последних. Он с увлечением обсуждал с одним из джонинов что-то увлекательное на тему излишества бумаг в управлении деревнями. А когда Сенджу осмотрелся, то понял, что ему уже пора спать и, попрощавшись и поблагодарив за ужин, отправился на второй этаж.

Поднявшись по лестнице, Хаширама завернул за угол. Он уже хотел пройти к своей комнате, но открывшаяся его глазам картина не дала Хокаге этого сделать.

Тэмотсу, прислонившись спиной к стене, тяжело дышал, запрокинув голову. Из его хвоста выбились некоторые пряди и теперь беспорядочно разметались по плечам. Брюки главы деревни были расстёгнуты. Перед ним на коленях стоял Мадара и, крепко держа Симату за бёдра, делал ртом и языком такое, что Хаширама, остановившийся в потрясении, почувствовал, как к его щекам прилила кровь от стыда. Пальцы одной руки Тэмотсу поглаживали голову Учихи, другая же сжала его плечо. Изредка с губ главы клана Симата срывались негромкие стоны.

Оба шиноби закрыли глаза, полностью отдавшись наслаждению, и потому не заметили Сенджу, всегда ходившего тихо. Хаширама, воспользовавшись этим, быстро зашёл за угол и отошёл подальше от этого поворота. Переведя дух от увиденного, он выждал некоторое время и, снова прокравшись к повороту, заглянул за угол. В коридоре никого не было, и Сенджу, решив, что мужчины разошлись по комнатам, пошёл к себе.

Раздеваясь и расстилая одеяло, Хаширама думал о том, что увидел в коридоре. Предполагать такого о своём старом приятеле он не мог. Но, поразмыслив и рассудив, что личная жизнь - дело каждого, Хокаге решил, что хуже Тэмотсу в его глазах не стал после того, что произошло вечером.

- И только бы они меня не заметили тогда, - произнёс задумчиво Хаширама, погасив свет и улёгшись в постель.

Только Сенджу закрыл глаза, собираясь заснуть, как из-за стены донеслось:

- А-ах!..

Хокаге распахнул глаза и прислушался в надежде, что это ему показалось, когда он засыпал.

- Ох, м-м-м...

Хаширама сел на футоне. Не узнать голос Мадары было трудно. Стоны из-за стены всё неслись, и поэтому Сенджу, поняв, что Учиха запросто может не дать ему уснуть своими криками, решился тихо постучать в стену.

Но стука, видимо, никто по другую сторону стены не услышал, звуки не стихли, наоборот, стали раздаваться чаще. Главный Сенджу хотел постучать ещё раз, но различил ещё один голос - он принадлежал Тэмотсу. Хаширама, подумав, решил больше не стучать. Он и так не представлял, как смотреть в глаза Симате. А если он узнает, что Хаширама всё слышал этой ночью, то тогда Хокаге не будет знать, куда деваться от стыда. Поэтому он улёгся обратно и собрался переждать, пока станет тихо.

- Давай, Мадара, скажи, какой я плохой!

- Глубже, мерзавец! А-а-ах!

Сенджу почувствовал, что покраснел. Хокаге терпел стоны из-за стены, но предпочтения старого знакомого вгоняли его в краску. Как оказалось, он многого не знал о Тэмотсу.

Сколько времени за стеной стонали, Хаширама не знал, но он долго ворочался не в силах уснуть от звуков. Наконец стало тихо, и Сенджу провалился в сон.

Проснулся глава клана Сенджу перед самым рассветом от женского вскрика. Открыв глаза, он смотрел в потолок и соображал, что происходит, несколько минут, а за стеной снова кто-то стонал от удовольствия, на этот раз женщина.

Вздохнув, Хокаге повернулся на бок и закрыл голову подушкой, но это не особо ему помогло. Но вскоре стоны стихли, и Хаширама уже понадеялся уснуть, как за стеной раздался голос Мадары:

- Ещё-ё-ё!

Послышался женский смех, было слышно, как кто-то быстро прошёл от двери до стены, и стоны возобновились.

Хаширама из последних сил сдерживал себя, чтобы не застучать в стену. Но делать он этого не стал, и потому опять заснул только за час перед запланированным пробуждением.

***

Утром невыспавшийся, зевающий и решительно настроенный Хаширама вышел в коридор. Он намеревался поговорить с другом. Мадара сам вышел из своей комнаты, будто знал, что его ждут.

- Мадара, ты прекратишь? Да ты что устроил этой ночью?! - сразу накинулся на главного Учиху глава Сенджу.

Учиха выглядел вполне довольным:

- Доброе утро, Хаши. А что такого я устроил?

- Ты мне спать не давал! - возмутился Хокаге.

- Ну я не только тебе не давал, - улыбнулся Мадара. - Я бы повторил.

- Больше никогда с тобой не пойду в эту деревню! - воскликнул Хаширама. - Мне стыдно будет. Ты зачем... ты ещё и Тэмотсу тоже!

- Ах, какой мужчина! - глава Учих засветился от радости, вспоминая прошедшую ночь. - Я сам теперь к нему сюда буду приходить. Мне было мало.

Хаширама было хотел что-то сказать, но передумал, повернулся и зашагал на завтрак. Мадара отправился следом за ним.

@темы: фанфик, Хаширама, Учиха, Сенджу, Мадара, humor